управление культуры администрации екатеринбурга
муниципальное бюджетное
учреждение культуры
дополнительного образования
Высшей категории, основана в 1946 году

Новости ресурсного центра ИЗО

«Библионочь» или … библиозакат?

В детстве, по ночам, мы читали любимые книги с фонариком под одеялом. нынче такой акцией завлекали на «Библионочь». смысл? Фото: Александр Зайцев.

Литературный критик, лауреат национальной премии «Большая книга» убеждён: ложный путь развития библиотек России ведёт к самоликвидации публичной библиотеки как института

После публикации «ОГ» о варварской оптимизации книжного фонда в библиотеке областного Дома учителя («ОГ», 12 июля с.г.) в редакцию позвонил литературный критик Сергей Беляков. Уже несколько лет он изучает ситуацию в российских библиотеках и готов был доказать: выбрасывание книг на улицу в центре Екатеринбурга — не такой уж исключительный случай.

Увы, это общая практика, - подтвердил Сергей Беляков при встрече. - Книги уничтожают по всей стране. И наша область, увы, не исключение. Впервые я столкнулся с этим в 2008 году, когда пришел взять книгу в библиотеку им. Чехова, что в Екатеринбурге на перекрестке улиц Малышева и Гагарина. Это небольшая библиотека, но там раньше был очень неплохой книжный фонд: сочинения Гофмана, Ремарка, Томаса Манна, Фазиля Искандера, Сергея Тимофеевича Аксакова. Выписывала библиотека и литературные толстые журналы — «Знамя», «Новый мир», «Наш современник» и другие. Но вот провели ремонт. Я пришел и не узнал библиотеку.

Бродил между стеллажей и не мог найти некогда любимые книги. Исчезли двадцатитомное собрание сочинений Чехова, собрания сочинений Диккенса, Золя, Катаева. В тот день мне был нужен именно Катаев. Девушка-библиотекарь не могла найти его в электронном каталоге, потому что набирала: «Котаев». В конце концов выяснили, что собрания сочинений давно нет. Его списали, как списали и еще много хороших книг. Знаю, что эта девушка в библиотеке уже не работает, давно сменилось и руководство. Но списанных книг не вернешь, увы. Списанные книги, насколько мне известно, могут отправить «на переработку» (в макулатуру) или в депозитарий. Но если такая «чистка фондов» проведена не в одной, а во всех муниципальных библиотеках? Не станут же в депозитарии хранить несколько комплектов собраний сочинений? Вероятнее всего, судьба этих книг печальна.

Спустя два года я услышал о «книжном скандале» в Санкт-Петербурге. Писателю Александру Житинскому понадобились книги, изданные в 1970—1980-е. Он обратился в Лермонтовскую библиотеку (в Петербурге это целая сеть из 14 библиотек), но получил ответ, что все книги, изданные до 1999 года, списаны. Таким образом там «обновили книжные фонды». Не принимались в учет ни ценность книг, ни качество издания. Просто тупо списали старые книги.

Я стал разбираться и с ужасом узнал, что уничтожение старых книг идет по всей стране. Это же трагедия! Мы все помним фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм». Как отвратительны фашисты, бросавшие целые стопки книг в огонь! У нас книги не бросают огонь, их просто потихоньку списывают и отправляют «на переработку», то есть на газетную или туалетную бумагу. И это делают не фашисты, а вполне законопослушные люди. Они не нарушают закон. Они честно выполняют ведомственные инструкции.

— Выходит, государство не препятствует столь варварскому отношению к книгам? Боюсь предположить: даже потворствует, ведь в том же Доме учителя в библиотеке "чистили" фонды, явно чем-то руководствуясь?

— А государство вообще не при чем. В 1994 году был принят Закон о библиотечном деле. Его составили в соответствие с тогдашним духом времени: меньше бюрократии, больше частной инициативы. Роль государства свели к минимуму. Закон охраняет только «особо значимые издания и коллекции, отнесенные к памятникам истории и культуры», то есть рукописные и старопечатные книги, уникальные издания. Если у кого-то поднимется рука, скажем, на «Остромирово Евангелие», то это будет уголовное преступление. А в остальном государство предоставляет библиотекам и библиотекарям полную свободу. Управляйте книжными фондами, как хотите. Вот они и стали управлять. Конечно, библиотеки зависят от государственных и муниципальных бюджетов. Но чиновникам тоже некогда вмешиваться в книжные дела. Чиновники уменьшают или увеличивают финансирование библиотеки, а книги – не их забота.

«Остромирово Евангелие» — хорошо сохранившаяся рукопись середины XI века, памятник русского извода старославянского языка. До обнаружения в 2000 году Новгородского кодекса считалась древнейшей книгой, созданной на Руси.

Библиотекарей можно понять. Каждый год выходят тысячи новых книг, надо закупать новинки, а помещения-то не растут. Логика простая: девать книги некуда, значит — надо списывать старые, чтобы ставить новые.

И библиотекари искренне не понимают: за что же их ругают? Они ведь действуют согласно инструкциям. Своим, ведомственным. Публичные библиотеки объединены в «Российскую библиотечную ассоциацию». Вот что говорится в «Модельном стандарте деятельности публичной библиотеки», принятом этой ассоциацией: «Обновляемость фонда публичной библиотеки определяется как темпами их пополнения, так и своевременного исключения и списания документов. В обязательном порядке (сознательно акцентирую сомнительные посылы) библиотека осуществляет списание ветхих и устаревших изданий <...> изданий, утративших актуальность и не имеющих спроса со стороны пользователей». Понимаете, в чем драма-то?! Если Диккенса, Толстого, Флобера не читают, то их могут формально отнести к «утратившим актуальность», раз уж они «не имеют спроса со стороны пользователей». Вот где источник зла.

— И всё же — на ваш взгляд, первопричина этого явления? Библиотеки поставлены в априори не свойственные им рыночные отношения? Их заставляют добиваться самоокупаемости любыми способами?

— Не раз уже возникала эта идея о самоокупаемости библиотек. Идея, конечно, губительная, потому что библиотека просто не приспособлена к рыночным отношениям. Ни в России царской, ни в Европе и США библиотеки сами не зарабатывали и не зарабатывают (в лучшем случае, подрабатывает). Но все-таки идея пока осталась идеей, пустым звуком. Хуже другое. Библиотеки давно уже взяли курс на имитацию рыночных отношений, или игру в рынок.

— Вынуждены это делать?

— Отчасти. К библиотеке все больше относятся как к заведению из сферы услуг. В Законе о библиотечном деле читателя впервые назвали «пользователем». А теперь и в методичках для библиотекарей, и даже в нормативных документах читателя называют не только «пользователем», но даже «клиентом» или «получателем услуг», как будто речь идет о кафе, магазине или салоне красоты. «Библиотеки и информационные центры рассматриваются как организации, основной задачей которых является предоставление качественных сервисов клиентам».Вот же что прописано черным по белому. При этом библиотеки должны не только «предоставлять услуги определенного качества и объема», но и оценивать «эффект от предоставленных услуг для их получателей». Это цитаты из методички, которая входит в «пакет методических материалов в помощь внедрению «Модельного стандарта деятельности публичной библиотеки», принятый Российской библиотечной ассоциацией в 2008 году.

— А как же просветительская функция библиотек? Она-то еще присутствует в функциональных обязанностях библиотекарей?

— Только в просвещении и заключается смысл публичной библиотеки. Только ради просвещения и выделяют библиотекам деньги на арендную плату и оплату счетов по ЖКХ, на зарплату сотрудникам, на покупку новых книг. Если библиотека перестанет знакомить читателя с русской и всемирной литературной классикой, с интересными новинками серьезной литературы, а начнет снабжать его бесплатной Донцовой, то смысла в существовании такой библиотеки уже не будет. Не секрет, что многие библиотеки занимают очень хорошие здания. Это дорогая, престижная недвижимость, на которую найдется много желающих. Библиотеку, где не будет хороших книг, а полки заставят детективами и дамскими романами, никто уже не пойдет спасать. Она никому не будет нужна, даже любителям детективов и дамских романов. Им сыновья, зятья, племянники накачают эту «литературную жвачку» из Интернета. Библиотека потеряет уважение читателя, а с уважением потеряет и защиту.

—Сергей, невозможно представить, чтобы библиотекари из нашего с вами детства выбросили (при любых обстоятельствах) книгу на помойку. Подклеивались, ремонтировались и сохранялись в фонде все ветхие издания (как правило, хорошие, востребованные книги и ветшают раньше). Так что же, дело в квалификации, личностных качествах нового поколения библиотекарей?

— Конечно, кадры и здесь решают все. У меня много знакомых библиотекарей, в большинстве своем это культурные, грамотные, образованные люди, которые не станут списывать хорошие книги. Они работают не только в государственных научных или в муниципальных библиотеках. В 2006 году я был приятно удивлен библиотекой военного санатория (!) под городом Чебаркулем. Книжный фонд небольшой, но книги очень хорошие. Денег выделяли мало, но умная дама-библиотекарь выписала не какой-нибудь «Сад и огород», а журнал «Знамя».

Но уже далеко не обо всех библиотекарях можно сказать такое. Гуманитарные факультеты размножившихся вузов (частных и государственных) выпускают тысячи незнаек с дипломами. Не всем удается сразу пристать к офисному планктону, кто-то идет и в библиотеку. Девушка, которая не знала, как пишется фамилия «Катаев», наверняка, не исключение из правил.

Конечно, на должность библиотекаря нужен строгий отбор, возможно — конкурс, но такое будет возможно только после повышения зарплат и вообще изменения самого социального статуса библиотекаря.

— Ответ на следующий вопрос скорее всего будет неутешительным. И все же — что потеряли библиотеки в связи с Законом о библиотечном деле?

— Парадоксально, но выяснилось, что библиотекари, оставшись без государственного контроля, пришли к самому убогому, примитивному «сервисному подходу». Если качество книг начинают оценивать, как коллекции нижнего белья, списывая «устаревшие» издания, то очевидно, устранение государства из регулирования библиотечным делом привело к самым тяжелым последствиям, равно как и так называемая «модернизация».

На мой взгляд, библиотеке как раз нужен здоровый консерватизм. Люди, списывающие старые книги ради новых, не понимают, что со временем ценность хорошего старого издания только растет. Именно качественные старые издания чаще всего невозможно достать в Интернете. Именно ради них есть смысл идти в библиотеку.

В СССР был очень высок уровень издательской культуры. Книги выпускали с предисловиями, послесловиями, комментариями. Сейчас такая подготовка — большая редкость, потому что чем больше грамотных специалистов работают над изданием, тем выше себестоимость книги. Она становится слишком дорогой, поэтому теперь экономят на научных редакторах, просто редакторах, а случается, что и на корректорах. Так что замена старых книг на новые нередко бессмысленна и вредна.

—А что теряем в связи с этим мы, читатели?

— Читатель теряет самое главное – книги. Доступ к хорошим изданиям хороших книг. Поразительно, но в Екатеринбурге в замечательной некогда библиотеке на Антона Валека, 12 тоже оставили только книги, изданные после 1999 года. Правда, старые книги не все списали, многие просто передали в библиотеку Герцена (на улице Чапаева, дом 5).

Я знаю некоторых работников Муниципального объединения библиотек, отношусь к ним с большим уважением. Это люди культурные, грамотные. Видимо, они просто стали заложниками системы, созданной их коллегами. Тем досаднее видеть, к чему привела «модернизация» библиотек. Свою первую статью я написал в той же библиотеке на Антона Валека. Прежде там под рукой было множество необходимых книг. Сейчас они разбросаны по всему городу. Скажем, за книгой Лидии Яновской «Почему вы пишете смешно?: об И. Ильфе и Е. Петрове, их жизни и их юморе» мне пришлось бы ехать на Уралмаш в Библиотечный информационный центр «Орджоникидзевский». За книгой «Воспоминания об Илье Ильфе и Евгении Петрове» надо ехать в информационный центр «Кировский», что недалеко от площади УПИ. «Воспоминания о Юрии Олеше» мне вообще не удалось найти у них в сводном электронном каталоге. Сохранилась ли вообще книга? Раньше все эти издания можно было заказать в одной библиотеке. Через четверть часа заказ уже был в читальном зале, у вас на столе. Теперь полгорода объехать надо! Это и есть результат модернизации?

То же самое с десятитомным собранием сочинений Валентина Катаева — оно сохранилось только в двух библиотеках (если верить электронному каталогу): на Баумана (Детская библиотека № 7) и на Чкалова, 117 (библиотечный информационный центр «Юго-Западный»). Может быть, в каталоге ошибка? А если не ошибка и собрание сочинений списано из других библиотек?

Ежели цель библиотеки — просвещение, то уничтожение хороших книг можно назвать однозначно вредительством.

— С книгами понятно. Но в «библиотечном деле» обозначилась и другая проблема — читатели. Сегодня многие библиотеки, образно говоря, из кожи лезут,чтобы завлечь читателя. Иные проекты, акции уже и с чтением,книгами слабо стыкуются. Тем не менее "все мимо". Почти детский вопрос к вам, Сергей: если бы организатором библиотечного дела в России были вы,то...

— Я не организатор и не реформатор (улыбается), так что выскажу только свои пожелания как читателя. Мне представляется, что библиотекари напрасно «играют на чужом поле». Привлекать людей в библиотеки песнями, танцами, конкурсами и концертами – нелепо. Ну, придут молодые люди на «ночь в библиотеке», походят-посмотрят, и уйдут. Снова навсегда. Вряд ли станут постоянными читателями. В библиотеки надо днем ходить, а не ночью. Библиотеку пытаются превратить в культурно-досуговый центр, но это тоже путь сомнительный. А информационный центр не так-то просто создать. Нужны большие деньги. Нужны сотрудники особой квалификации. В большинстве же случаев у нас назовут библиотеку «информационным центром» и сделают там зал бесплатного доступа в Интернет. Вот и весь информационный центр. Но сейчас у всех Интернет в кармане, так что не особо нужны людям эти интернет-залы. «Задрав штаны, бежать за комсомолом» глупо и бессмысленно.

Полагаю, что библиотека все же должна вернуться к своей главной функции: собирать, хранить и бесплатно выдавать читать книги. Идеальная библиотека – та, где легко и просто найти любую книгу. Проблему помещений тоже можно решить: большую часть новых книг можно и нужно хранить в электронном формате. Выдавать в читальном зале ридеры с такими книгами, например. Большое собрание старых бумажных книг, дополненное большим собранием новых (печатных и электронных) книг... Рано или поздно читатель сам вернется в такую библиотеку. В Интернете постепенно перекрывают доступ к бесплатным изданиям, а читать люди все-таки не перестали.

Есть и еще одно. Вернуть бы надо небольшие «библиотеки шаговой доступности». У нас еще в 1990-е погнались за созданием просторных и красивых «библиотечно-информационных центров». Но их немного, расположены они не всегда удачно. В пробках простоишь, пока доберешься. Нужны небольшие библиотеки в спальных районах, среди новостроек. Вот мне понадобились рассказы Аркадия Гайдара для дочки, а книги под рукой нет. Ближайшая детская библиотека очень далеко, потому приходится зайти в Интернет и читать электронную книгу. Была бы библиотека в соседнем доме, я бы пошел и взял книгу для дочки. Или с дочкой пришел бы в библиотеку...

 

Официальный сайт Областная газета

29.08.14 , просмотров: 798

⟰ наверх страницы